Этнические общности в океании

Определение "Этнические общности в океании" в ЭБНБ


Этническая картина того или иного района не остается неизменной. Этнический состав населения, определенный на какой-то заданный момент, будет несколько отличаться от этнического состава, установленного на другой, пусть даже близкий по времени момент. Поэтому, показывая этническую структуру в ее статическом состоянии, мы в какой-то степени абстрагируемся от реальной действительности. Правильное представление об этой структуре возможно только при учете ее динамического характера, при понимании тех процессов, которые постоянно выводят из статического равновесия сложившийся этнический состав.


Наиболее важное значение для будущего Океании имеет процесс этнической консолидации, наблюдаемый во всех океанийских странах. Однако скорость течения этого процесса, широта и глубина его, наконец, его архитектоника, внутренняя структура весьма различны. Скорость процесса консолидации зависит от многих факторов: уровня социально-экономического развития, языковой, культурной, в какой-то степени расовой близости консолидирующихся групп, стабильности хозяйственных связей внутри соответствующей этнической территории, наличия или отсутствия письменности, единства литературного языка или множественности их, экологических условий, политического статуса данной территории, размаха национально-освободительной борьбы и т. п.


Как правило, чем выше общий уровень социально-экономического развития населения, тем быстрее идет процесс консолидации. Так, этот процесс протекает наиболее бурно именно в тех океанийских странах, которые находятся на сравнительно высокой стадии общественного и хозяйственного развития, - на Тонга, Таити и др.


Иногда наблюдается тенденция слишком тесно связывать такие факторы, как стабильность хозяйственных связей и уровень общественного развития. Конечно, не вызывает никакого сомнения тот факт, что более высокому уровню социально-экономического развития, как правило, соответствуют и более прочные хозяйственные связи внутри данной конкретной территории; однако из этого правила бывают исключения, а иногда можно наблюдать и прямо противоположную картину. Так, уровень социально-экономического развития полинезийцев в общем значительно выше, чем уровень, достигнутый меланезийцами. В то же время товарный обмен в Меланезии носит гораздо более постоянный и прочный характер, чем обмен в Полинезии. Признавая значительное влияние на консолидацию степени развития хозяйственных связей, следует отметить, что этот фактор имеет важное, но все же не решающее значение для процесса консолидации: он действует совместно с другими факторами. В качестве примера значения тесных хозяйственных связей для ускорения консолидации можно взять Фиджи, где экономическое общение безусловно форсировало создание единой этнической общности.



Немаловажна для быстрого завершения процесса консолидации и близость сливающихся групп по языку и культуре. Так, культурная и языковая близость населения на каждом из полинезийских архипелагов способствовала сложению единых этнических общностей внутри многих островных групп Полинезии. Большое значение имеет также наличие письменности и литературного языка, которое (конечно, при достаточном распространении обучения на этом языке) содействует общему культурному подъему, повышению этнического самосознания. Примеров действия этого фактора можно привести много. Так, сравнительно раннее создание письменности на таитянском языке безусловно ускорило уже шедший на островах Общества процесс консолидации. К сожалению, приходится констатировать, что некоторые колониальные державы, стремясь насадить во владениях свои языки, нередко возводят борьбу с местными языками в ранг официальной политики. Например, США совершенно открыто противодействуют развитию языка чаморро на Гуаме.


Очень важно, чтобы литературный язык был единым для всей находящейся в процессе естественной консолидации группы, чтобы для языка этой группы не было создано несколько литературных форм. Например, на островах Фиджи диалекты значительно отличаются друг от друга. Однако создание единой литературной формы для них способствовало нивелированию диалектальных различий, а в конечном счете содействовало этническому сплочению фиджийцев. Что же касается Соломоновых островов, то соперничающие здесь миссии создали письменность не только для каждого отдельного острова, но нередко и для каждой небольшой группы внутри одного острова. Так, несмотря на то, что диалекты ровиана и марово на острове Нью-Джорджия почти идентичны, действующие на этом острове методистская и адвентистская миссии выработали для этих диалектов две разные литературные формы. Следует отметить, что политика создания письменных микроязыков и недопущения крупных литературных языков, проводимая британскими колониальными властями, преследует вполне очевидные политические цели. Колониальная администрация прекрасно понимает, что установление языкового и этнического единства укрепит солидарность местного населения, повысит его способность к борьбе за свое освобождение. В этом свете очень характерно противодействие администрации Британских Соломоновых островов созданию для всего протектората единого литературного языка.


Наряду с другими факторами значительное воздействие на процесс консолидации оказывает и географическая среда. Всем понятно, что компактность расселения может способствовать ускорению консолидации. Однако территориальную близость не следует понимать упрощенно. Для процесса консолидации важна не близость в математическом понимании, а близость как доступность, открытость для общения. Если две группы живут на расстоянии нескольких километров друг от друга, но их разделяет высокий горный хребет, то возможность для их общения несравненно меньше, чем в случае, когда группы разделяют десятки, даже сотни километров, но пространство это не представляет особых преград для общений.


Нередко действие на процесс консолидации такого фактора, как островная раздробленность территории, понимается несколько однобоко: считают, что этот фактор способен лишь тормозить процесс. На наш взгляд, при оценке каждого конкретного случая влияния островной раздробленности на процесс консолидации нужно учитывать и такую сторону, как мореходные навыки населения данной островной группы. Так, для прекрасных мореходов-полинезийцев вода (если расстояния между островами не особенно велики) скорее не средство разрыва, а средство связи. Да и в других районах земного шара (например, в Индонезии) можно наблюдать, когда связи между побережьем разных островов носят гораздо более регулярный характер, чем связи между прибрежной полосой и внутренними районами одного и того же острова.


Некоторое влияние на скорость процесса консолидации (опять-таки опосредствованное через возможность развития хозяйственных и культурных связей) оказывают рельеф, характер гидрографической сети, растительного покрова и другие географические факторы.


Нельзя сбрасывать со счетов и воздействие такого фактора, как политический статус соответствующей территории. Выше уже указывалось, что колониальный режим, как правило, не заинтересован в этническом сплочении населения и создает искусственные препятствия для того, чтобы задержать естественно идущий процесс. Колониальные власти стараются законсервировать племенной строй, не допустить сближения локальных групп. Наоборот, получение независимости создает благоприятные условия для быстрого развития процесса консолидации. В этом смысле хорошие предпосылки для дальнейшего этнического сплочения созданы в Западном Самоа, недавно обретшем независимость.


Очень большое влияние на скорость процесса консолидации оказывает национально-освободительная борьба. Иногда считают, что национально-освободительная борьба является скорее сопутствующим «продуктом» уже идущего процесса консолидации, чем фактором, обусловливающим сам процесс. На деле же зависимость здесь двусторонняя. Бесспорно, что сам процесс консолидации, повышая этническое самосознание и политическую сознательность населения, стимулирует развитие национально-освободительной борьбы. Однако национально-освободительная борьба может приобрести довольно широкий размах и там, где консолидации почти еще и не видно. В таком случае национально-освободительное движение становится мощным стимулятором этнического сплочения. Весьма показательно в этом отношении положение в Меланезии. Ряд факторов препятствовал всестороннему развитию здесь процессов консолидации. Тем не менее в меланезийских колониях в разное время вспыхивали движения национально-освободительного характера. В ходе этой борьбы в каждой колонии укреплялись связи между отдельными группами населения, формировалось сознание общности интересов и целей. В результате этническое сплочение населения весьма ускорилось.


Конкретные процессы этнической консолидации различаются между собой не только по скорости, но также и по географическим масштабам, по широте. Одно дело, когда процесс консолидации идет внутри маленького острова Ниуэ, другое дело, когда перед нами процесс, захвативший значительную часть территории Французской Полинезии. Любопытно, что нередко процесс малого масштаба (назовем его микропроцессом) своеобразно вплетается в процесс значительно более крупного масштаба - макропроцесс. Получается диалектически противоречивая картина одновременного сосуществования микро- и макропроцессов. Подобную картину можно, например, наблюдать на Британских Соломоновых островах. Здесь, с одной стороны, идут микропроцессы консолидации в пределах одного острова (или соседних близлежащих островов). Так, различные племенные группы острова Санта-Исабель постепенно консолидируются на базе широко распространенного на этом острове языка буготу. С другой стороны, в ходе развернувшегося национально-освободительного движения появились первые признаки того, что в пределах всего протектората начинается процесс консолидации, охватывающий все или почти все население Соломоновых островов.


Коснемся еще вопроса о глубине процесса консолидации, степени его развития. В одних случаях мы имеем лишь начальные этапы возникшего этнического сближения различных групп населения в пределах какой-то определенной территории, в других - сплочение уже давно образовавшейся этнической общности. Когда мы говорим о консолидации фиджийцев, тонганцев, самоанцев, то речь идет о глубоко зашедшем процессе, о его завершающих стадиях. На Соломоновых же островах, как уже отмечалось, перед нами лишь зачатки консолидации, ее первые признаки.


Что, пожалуй, меньше всего разработано в науке, так это проблема внутренней структуры, архитектоники процесса консолидации. Этническая консолидация - явление сложное, имеющее ряд аспектов. Важная сторона процесса консолидации - постепенное установление языкового единства. Другими аспектами процесса являются нивелирование культурных особенностей различных консолидирующихся групп, появление и развитие сознания принадлежности к единой этнической общности и т. д. Следует подчеркнуть, что каждый конкретный процесс консолидации отличается своеобразием, в одном случае на первое место выдвигается установление языковой общности, в другом - появление чувства принадлежности к единому этническому целому.


Так, в северной части Новых Гебрид, на островах Банкс, широкое распространение получил язык мота, началась языковая консолидация соседних трупп. Однако эта языковая консолидация не сопровождается пока адекватным установлением этнической близости. Наоборот, на острове Танна в южной части Новых Гебрид при сохранении множественности языков на базе анти-колониалистского движения возникло довольно четко прослеживаемое чувство принадлежности к единому этническому образованию. Ясно, что выдвижение на первый план какого-нибудь одного аспекта процесса консолидации не может продолжаться долго. Со временем «подтягиваются» и другие аспекты процесса и он как бы выравнивается, становится всеохватывающим, всесторонним.


В различных частях Океании процессы консолидации получили неодинаковое развитие. Наиболее благоприятное соотношение факторов, влияющих на эти процессы, наблюдается в Полинезии, и консолидация протекает здесь довольно быстро и с достаточной глубиной. Что касается Меланезии (кроме ее южной части - Фиджи и Новой Каледонии), то в ней условия для этнического сближения менее благоприятны, что и обусловило зачаточное состояние этих процессов в ряде меланезийских стран. Микронезия занимает промежуточное положение.


Меньшее значение для Океании имеют процессы ассимиляции. Эти процессы наблюдаются в тех океанийских странах, куда ввозятся законтрактованные рабочие с других островных групп. Скорость ассимиляции зависит от ряда факторов: времени пребывания ассимилируемой группы, ее численности, характера расселения в инородной среде, близости языка и культуры, а иногда и антропологического типа ассимилируемой группы и ассимилирующего ее населения, соотношения уровней культуры контактирующих этнических общностей, наличия тесных хозяйственных связей между ними, семейного положения ассимилируемых, их связей с родиной, политики по отношению к национальным меньшинствам в стране пребывания и т. д.


Ясно, что чем длительнее пребывание в соответствующей стране группы пришлого населения, тем больше шансов для ее частичной или полной ассимиляции. Наоборот, приехавшие на сравнительно короткий срок лица практически не могут раствориться в чужеродной среде.


Весьма важен и количественный критерий. Если численность попавшей в чужую страну группы достаточно высока и группа эта расселена сравнительно компактно, то возможности быстрой ассимиляции невелики, так как сохраняющиеся внутренние связи в пределах группы обусловят ее стойкость к ассимиляционному процессу. Вероятно, по этой причине почти не подвержены процессу ассимиляции аборигены островов Луайоте, значительное число которых находится в Нумеа.


Не вызывает никакого сомнения и то, что в случае близости языка и культуры двух контактирующих групп процесс ассимиляции менее крупной группы более крупной обычно идет довольно быстро. Так, полинезийцы островов Кука быстро теряют этническую обособленность, попав в среду новозеландских маори.


Весьма значительную роль играет и соотношение уровней культуры. Если поселившаяся в инородной среде группа ниже или приблизительно того же культурного уровня, что и окружающее население, то процесс ассимиляции облегчен. Когда же пришельцы имеют более высокий уровень культуры, чем аборигены, ассимиляция затруднена. Так, выходцы с Британских Соломоновых островов, поселившись на Фиджи, подверглись довольно быстрой ассимиляции. С другой стороны, фиджийцы, работающие на Соломоновых островах, почти не ассимилируются.


Один из показателей действия этнических процессов - возникновение явления двуязычия. Так, значительная часть населения Папуа, особенно в районе Порт-Морсби, знает помимо родного языка также язык моту. Двуязычие очень характерно и для Британских Соломоновых островов. Широко распространились, например, языки буготу, нггела, ровиана-марово. На соответствующих островах (Санта-Исабель, Флорида, Нью-Джорджия) эти языки превратились фактически во вторые языки, свободно употребляемые наряду с языками мелких племенных и территориальных групп. То же самое можно сказать о языке мота, распространившемся на островах Банкс и прочих островах.


Помимо расширения ареалов некоторых местных языков наблюдается также и распространение ряда европейских языков. На Гавайях, например, практически все полинезийское и метисное население умеет говорить по-английски, причем часть молодежи уже совсем не пользуется гавайским языком. Знает английский язык также подавляющее большинство аборигенного населения Новой Зеландии. Весьма распространен английский на Гуаме, подопечной территории Тихоокеанские острова, островах Фиджи, в Западном и Восточном Самоа и некоторых других океанийских странах. Во французских владениях - на Новой Каледонии и Таити - преподавание в школе ведется на французском языке, в результате чего значительная часть молодежи знает французский язык. Что же касается принадлежащего Чили острова Пасхи, то здесь испанский язык постепенно вытесняет местный язык аборигенов.


В ряде меланезийских стран (на Новой Гвинее, Британских Соломоновых островах, Новых Гебридах) роль языка межплеменного и межгруппового общения стал играть своеобразный англо-меланезийский жаргон - «пиджин-инглиш».


С этническими процессами тесно связан также и процесс расового смешения - метисация. Он особенно характерен для Полинезии. Считают, что значительная часть современного аборигенного населения Полинезии - метисы. На Гавайях же «чистокровных» полинезийцев осталось, по данным переписи 1960 г., лишь 11 тыс., а по данным некоторых исследователей - лишь 2 тыс. Значительны группы метисов также в Новой Зеландии (98,5 тыс. в 1961 г.), Западном Самоа (11,8 тыс. в 1961 г.), Французской Полинезии (только евро-полинезийских метисов в 1962 г. насчитывалось 8,5 тыс., в том числе на Таити и других Наветренных островах - 6,8 тыс.). В Меланезии метисов гораздо меньше. Лишь на Фиджи они образуют довольно значительную группу населения (9,4 тыс. - на конец 1963 г.). Что же касается Микронезии, то там смешанным является все аборигенное население Марианских островов (46 тыс. в 1964 г.). В большинстве случаев метисы причисляют себя к океанийским народам.


Весьма существенное влияние на изменение этнической картины океанийских стран оказывают также миграционные процессы. Так, начавшаяся в значительных размерах с середины XIX в. иммиграция из Европы, Азии и Америки привела к тому, что в настоящее время половину населения Океании образуют неаборигены. В Новой Зеландии и на Гавайях иммигранты и их потомки составляют подавляющее большинство, на Гуаме, Фиджи и Новой Каледонии - половину населения.


Гораздо меньшую роль в изменении этнического состава океанийских стран играют внутри-океанийские миграции. Так, на Британских Соломоновых островах в результате подобных миграций в последние годы появилась небольшая группа микронезийского населения. Незначительные по численности группы микронезийцев и полинезийцев были переселены после второй мировой войны на острова Фиджи. В Новой Зеландии также появилась группа выходцев с различных океанийских островов.


Как указывалось, большинство океанийских стран находилось ко времени прихода европейцев на стадии разложения первобытнообщинного строя. В некоторых странах образовались раннеклассовые государства. Особенности социально-экономического развития разных океанийских стран проявились в различии типов этнических общностей, складывающихся в этих странах.


В странах, стоявших на сравнительно высоком уровне развития, сложились довольно крупные этнические общности того типа, который в нашей литературе обычно называют народностью. Этническими общностями такого типа являются тонганцы, самоанцы, таитяне, гавайцы, фиджийцы. Каждая из этих общностей имеет единый язык, общую культуру, развитое этническое самосознание. Эти народы населяют компактные островные группы, и в большинстве случаев их этническая территория представляет единое хозяйственное и политическое целое. Все перечисленные народы (кроме самоанцев) создали в прошлом раннеклассовые государства.


К указанной группе народов приближаются по типу и некоторые другие этнические общности Полинезии и народы Микронезии. Каждый из этих народов имеет единый язык и общую культуру. Территория его расселения достаточно компактна. Однако этнические связи внутри данной территории, хотя и существуют, далеко не достигают той устойчивости, которая наблюдается у народов первой группы. Кроме того, внутри этнических общностей рассматриваемого типа обычно продолжает довольно прочно сохраняться деление на племенные или небольшие этно-территориальные группы.


Наконец, для Меланезии (кроме Фиджи) характерна большая этническая и языковая дробность. Основной этнической единицей является здесь племя или соответствующая ему по масштабам этно-территориальная общность. Однако, подчеркивая этническую раздробленность Меланезии, не следует все же ее преувеличивать. Постепенное повышение уровня социально-экономического развития, крупные межрайонные переброски рабочей силы и усиление национально-освободительной борьбы - все это в какой-то мере способствует некоторому сближению ее мелких этнических общностей и групп. В отдельных районах этот процесс принял настолько серьезный характер, что можно уже говорить о намечающихся контурах будущих крупных этнических общностей, которые удобно назвать «этническими территориальными комплексами». Наличие этнических территориальных комплексов без установившегося единства языка, но с все усиливающимся сознанием принадлежности к единому этно-политическому образованию характерно не только для Меланезии, но также и для многих борющихся за свое освобождение или недавно добившихся политической независимости стран Африки и других частей света.


У разных народов Меланезии этнические территориальные комплексы находятся на неодинаковой стадии развития. На Новой Каледонии, например, сближение зашло уже так далеко, что новокаледонский этнический территориальный комплекс приобрел некоторые черты формирующейся народности. Что же касается папуасоязычных групп, то этот процесс идет у них медленнее, чем у меланезийцев, и о формировании этнических территориальных комплексов, объединяющих папуасов, можно говорить лишь с некоторой натяжкой.


Из неаборигенных групп в самостоятельную крупную этническую общность (нацию) сформировались лишь англо-новозеландцы. В некоторой степени обособились от населения метрополии также и французы Новой Каледонии (франко-новокаледонцы).



"ЭБНБ" >> "Э" >> "ЭТ"

Статья про "Этнические общности в океании" в Энциклопедии БНБ была прочитана 4599 раз
Коптим скумбрию в коробке
Куриный суп

TOP 15